Государственный природный заповедник Усть-Ленский

ФОТОГАЛЕРЕЯ

  • foto1.jpg
  • foto2.jpg
  • foto3.jpg
  • foto4.jpg
  • foto6.jpg
  • foto7.jpg
  • foto8.jpg
  • foto9.jpg
  • foto10.jpg

Нефть и море. Оценка экологических последствий размещения нефтеперегрузочных терминалов в море Лаптевых

Пренебрежение экологическими проблемами при проведении буровых нефтедобывающих работ может привести к тяжёлым необратимым потерям, в том числе и к экологическим. Давайте разберёмся, насколько безопасны буровые работы и нефтедобыча, производимые на морском шельфе, в частности, на шельфе арктического моря Лаптевых и связанного с ним Восточно-Сибирского.
Во время проведения разведочных и эксплуатационных работ (разбуривания месторождения), а также в ходе извлечения и первичной обработки нефти с каждой стационарной платформы в море сбрасываются десятки тысяч тонн различных отходов, основными  из которых являются буровые растворы, шламы и пластовые воды.
1.Буровые растворы – это наиболее токсичная часть буровых отходов.
Понятие «Буровые растворы» охватывает широкий спектр жидких суспензионных и аэрированных сред, выполняющих различные функции: улучшение буримости породы, её размыв и вынос; сохранение целостности стенок скважины; предохранение бурового оборудования от коррозии и т.п.
Принципиально буровые растворы можно разделить на три группы: на нефтяной основе, синтетические и на водной основе (наименее токсичные).

Растворы первых двух групп практически не сбрасываются (по крайней мере официально). А вот в водных растворах, где без сброса не получается, присутствуют вредные компоненты: монтмориллонитовая глина, сульфат бария, каустическая сода,  сульфанол, синтетические жирные кислоты, нитролингин и т.д. Кроме того, применяется известь, бикарбонат натрия, термостабилизаторы, эмульгаторы, смазочные добавки  и биоциды. Их вредное воздействие на живые организмы, включая растения, хорошо известно специалистам.
2. Шлам представляет собой выбуренную в скважине породу, поднятую на поверхность с буровым раствором. Точно известно, что рыбохозяйственные  пределы допустимой концентрации на этот вид отходов до сих пор не установлены.
3. Пластовые воды – воды, поступающие из нефтегазоносных подземных пластов вместе с нефтью и газом в процессе нефтедобычи. Как правило, они содержат остаточное количество сырой нефти, загрязнены природными низкомолекулярными углеводородами, неорганическими солями и взвешенными частицами. Отдельно отметим выбросы метана и неопознанных газообразных соединений. Объём нефти, содержащейся в пластовых водах, может достигать нескольких десятков тонн с одной буровой вышки в год. В Северном море объём такой нефти достигает 20% от всех нефтяных сбросов . Наблюдения за химическим составом жидких сбросов на шельфе Норвегии показали высокое содержание фенола и его производных - 5.5 -5.9 мг/л, при допустимых для рыбного хозяйства  0.001 мг/л. Напомним, что фенолы – наиболее вредны для рыбного населения. Исследования последних лет выявили наличие в пластовых водах  природных радионуклидов – радий-226, радий-228 и продукты их распада. В контакте с водой эти радионуклиды образуют локальные радиоактивные скопления. Последствия очевидны.
ВОЗДЕЙСТВИЕ
на экосистемы шельфа
Воздействие нефтедобычи на морские и прибрежные экосистемы шельфа проявляется уже на этапе сейсмической разведки, когда при резком повышении давления в воде создаются условия, летальные для большинства гидробионтов, особенно на ранних стадиях их развития. В дальнейшем основными факторами воздействия являются: отчуждение акваторий, сброс токсичных веществ, повышение мутности воды и изменение её физико-химических характеристик.
Влияние буровых растворов:
Эксплуатация нефтяных скважин на Северном Сахалине привела к нарушению работы 40% нерестилищ лососевых рыб, и 130 нерестовых рек потеряли своё воспроизводительное значение. Наблюдения, проведённые в районе буровых платформ Мексиканского залива ещё до аварии, показали, что мутное облако около платформ может достигать 6 км в диаметре и опускаться с течениями на 5-7 км, а иногда и до 40 км. Содержание взвесей свыше 1 мг/л вызывает гибель эмбрионов морского гребешка, свыше 12 мг/л – изменяет белково-углеродный  обмен у молоди кеты, что в конечном результате приводит к изменению генетического кода и появлению мутации. 750г/л – порог смертности лососевидных рыб. Предельно допустимой  концентрацией КССБ (консультированная сульфит-спиртовая барда – реагент лигносульфонатов), является величина в 0.3 мг/литр. Нет необходимости приводить воздействие других высокотоксичных веществ и реагентов, во много раз превышающих ПДК.
По буровым шламам и пластовым водам приведу только один момент.
Нефть, конечно, сепарируется, её водорастворимая составляющая (ВРФН) в концентрациях от 20 до 50 мл/л, попадает за борт, при этом летальная граница для молоди рыб лежит в 20мл/литр раствора. В меньших концентрациях ВФРН подавляют обонятельные центры, рыбы плохо питаются, неподвижно лежат на дне. Нефтяные продукты обнаруживаются во всех органах рыбы уже в первые часы нахождения их в загрязнённой зоне. Для жителей п.Тикси это не секрет, особенно при приготовлении рыбы, выловленной в районе нефтяных емкостей залива Неелова и бухты Тикси в любое время года. В целом изменения, происходящие под влиянием нефтяных разработок на экосистемном уровне, сводятся к следующему: -уменьшению продолжительности жизни в большинстве популяций, полному исчезновению некоторых видов, аномальным вспышкам численности отдельных форм, смене доминирующих и субдоминирующих видов рыб. Рыбаки Булунского района видят увеличение численности частиковых видов рыб: окуня, плотвы, язя, щуки в низовьях реки Лена. Это результат многолетнего загрязнения реки судами ЛОРПа и разливов с береговых резервуаров в верхнем и среднем течении. В конечном итоге разрушается устоявшаяся структура экосистемы. Вероятность техногенных катастроф в морях Арктики Значительно выше, чем в других регионах мира. Сейсмическая зона, ледовые явления, частые штормы создают огромные риски по загрязнению среды, а если учесть, что микробиологическое окисление – один из важнейших факторов самоочищения морской среды от нефти в Арктических морях – практически исключено, то можно себе представить последствия. Биоресурсы моря Лаптевых и Восточно-Сибирского моря являются не только трудновосполнимыми, но и мировым генофондов многих видов, особенно таких ценных как сиговые виды рыб.  Что же мы с Вами можем предпринять сегодня?! Согласно существующему Законодательству, можно предъявить иск по факту загрязнения или воздействия, а также в досудебном и послесудебном порядке изложить претензии с предоставлением системы аргументов о наносимом ущербе. Если принять во внимание отсутствие пригодных для расчёта методик нанесённого нефтепромыслом ущерба, то дело заходит в тупик.  Всё необходимо решать путём принятия специального закона о сохранении биоресурсов Российской Арктики и заключении Международных многосторонних соглашений по использованию богатств Арктики. Видимо, какая-то работа в этом направлении проводится и, возможно, в скором времени мы это узнаем. А пока законотворчество думает, гражданам России надо  через средства массовой информации регулярно напоминать Правительству и Президенту Российской Федерации о принятии взвешенных решений по освоению нефтегазовых ресурсов  Арктики. Это касается и ПРИРОДООХРАННЫХ структур с их квалифицированным аппаратом. Благодаря системной  реализации государственной экологической политики, внедрена в жизнь концепция экологической безопасности Республики Саха (Якутия). Первостепенная роль в организации Особо охраняемых природных территорий принадлежит первому Президенту Республики Саха Николаеву Михаилу Ефимовичу. При нём был образован Федеральный Государственный Заповедник Усть-Ленский. Однако после ухода с поста Михаила Ефимовича дело сохранения биологических ресурсов до логического завершения не доведено. Предполагалось создание Биосферного Заповедника под эгидой Всемирной организации ЮНЕСКО, но в сухом остатке мы получили сомнительную охранную структуру в виде БИОСФЕРНОГО РЕЗЕРВАТА и охранной зоны заповедника. На долю ООПТ пришлось всего лишь 14300 кв.км. от общей площади дельты реки Лена в 33000 кв.км.  Выходит, что нужно охранять только часть дельты, а остальные площади не обязательно?! Животный мир Арктики не привязан к конкретным местам размножения и нагула, они периодически изменяются, а под ежегодным антропогенным влиянием смещаются ближе к морской линии дельты, то есть остаются вне сферы охраны и мониторинга заповедника. Документация по созданию Биосферного заповедника имеется. Нет согласования на местном уровне. За последние 15 лет в Булунском районе сменилось много глав района и их заместителей, поэтому некогда было заниматься стратегическими перспективными вопросами экологической безопасности.
Увязывая эти моменты с нефтегазовыми и иными разработками, РЕЗЮМИРУЕМ: При решении вопроса охраны через повышение статуса заповедных территорий , будут привлечены силы и средства Министерства Природных Ресурсов и ЮНЕСКО, на порядок превышающие возможности заповедника и Республики Саха(Якутия). Права коренного населения при этом ущемлены не будут. Кроме этого, вопрос реального освоения ресурсов моря Лаптевых отодвигается на неопределённое время, пока не будет создана законодательная база по охране и разработке ресурсов Арктических морей с учётом их экологической безопасности. От себя лично, предлагаю: провести социологический опрос коренного населения Булунского района по созданию в дельте реки Лена и на Новосибирских островах Биосферного заповедника. По результатом опроса провести расширенное совещание полномочных представителей национальных общин, глав родов, наслегов при главе администрации Булунского района с участием заинтересованных лиц.
В.М.Карлов
Федеральное Государственное Бюджетное Учреждение Государственный Природный Заповедник Усть-Ленский.
п.Тикси